Новости

Защита своей семьи подлежит наказанию

20Views

Когда в сентябре 2015 года обитатель Новосибирска ассистент машиниста Виктор Ганчар отдыхал у себя дома опосля смены, раздался звонок в дверь. Тринадцатилетняя дочь побежала открывать, и здесь же Виктор услышал ее испуганный вопль: «Папа!».

Защита своей семьи подлежит наказанию

Кинувшись в коридор, он узрел, как неведомый мужик с мутным взглядом схватил его дочь за руку и тянет ее вглубь квартиры.

Что должен созодать в данном случае реальный мужик и отец? Хоть какому нормальному человеку ясно – защитить собственного малыша и собственный дом.

Виктор с трудом вытолкал вступившего с ним в стычку опьяненного незнакомца на лестницу, прикрыв за собой дверь – там ведь дочь! – но тот не унимался. Он опять кинулся на Виктора, и ему пришлось оттолкнуть нападавшего. Тот ишак на ступени, а Виктор возвратился в квартиру.

Через некое время, увидев в глазок, что незваный гость продолжает посиживать, он сам вызвал ему скорую, которая констатировала погибель незнакомца.

Правоохранительные органы установила, что в квартиру Ганчара ломился 32-летний Артем Галкин, три раза судимый за грабежи и торговлю наркотиками; ни знакомых, ни друзей у него в этом доме не было.

Посмертная судебно-медицинская экспертиза установила, что погибель Галкина наступила от разрыва печени, а в его крови было 2,95 промилле алкоголя, что, по воззрению эксперта-нарколога, главврача «Поликлиники Инсайт» Игоря Эвереста, является весьма мощным опьянением: «Время от времени таковая концентрация алкоголя у неких людей несовместима с жизнью – это не меньше бутылки водки, естественно, для среднего человека».

9 ноября Центральный районный трибунал Новосибирска признал Виктора Ганчара виноватым; по заключению суда самооборона завершилась, когда нападавшего вытолкнули за границы квартиры.

Отца 2-ух дочерей, 7 и 14-ти лет, Виктора Ганчара приговорили по статье 105 УК РФ «Предумышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности погибель», к 7 годам колонии серьезного режима и миллиону рублей компенсации в пользу мамы наркомана.

В его защиту выступили коллеги по работе, территориальная организация профсоюза. Профком компании выделил вещественную помощь, оказал поддержку в поиске адвокатов; общественностью вместе с Федерацией профсоюзов Новосибирской области организован сбор подписей под петиции за пересмотр судебного приговора.

По этому вопросцу даже выступили депутаты Госдумы, в том числе Владимир Жириновский, заявивший, что нужно срочно пересматривать законодательство о самообороне: «В вашу квартиру ломятся бандиты – вы, оказывается, не сможете защищать себя! Вы должны запустить их, они изнасилуют, уничтожат, заберут все — вы позвоните в полицию! Это что такое?! Мы должны отдать возможность людям защищаться, хотя бы в жилье».

Депутат Госдумы Олег Лебедев заявил: «Считаю, что мера пресечения весьма грозная. Тут можно гласить лишь о том, не превысил ли он незначительно конкретно самооборону, поэтому что, повторяю, вне зависимости от того, с какой стороны двери он находится, он защищал свою семью. А что, на улице он не защищал бы семью?»

Мэр Новосибирска Анатолий Локоть заявил, что он делит возмущение новосибирцев приговором и готов отдать поручение департаменту социальной политики оказать поддержку оставшейся без кормильца семье Ганчара.

Общественность Новосибирска провела несколько митингов и собрала практически 30 тыщ подписей в поддержку Виктора Ганчара.

23 декабря наказание «смягчили» – заместо 7 лет Виктор Ганчар проведет в кутузке 6 с половиной; при всем этом его семье воспретили видеться с ним и не допустили его коллег к публичной защите.


Опосля вынесения решения суда первой инстанции потрясенный приговором Виктор в ответ на вопросец журналиста о том, что он сделал бы в таковой же ситуации, если б она повторилась, дал ответ: «то же самое – у меня не было выбора».

7 февраля в Новосибирске прошел очередной митинг в поддержку Виктора Ганчара.

Защитить батюшку

В эти же деньки происходит судебное разбирательство по аналогичному поводу в селе Трубино Жуковского района Калужской области.

В ночь с 8 на 9 марта 2014 года около 3-х часов ночи в дом настоятеля храма Воскресения Христова отца Максима (Белоножкина) кто-то начал ломиться в дверь, стучать в окна спальни; пробудились и зарыдали малыши – 11-месячная и 4-летняя дочки.

У отца Максима никогда не было забора вокруг дома, он его принципно не ставил, и собака привязана так, что не достает до крыльца – лает, но покусать не может. Он поведал позже: «Я не могу не открыть дверь, когда стучат, вдруг случилось что. А здесь стоит на пороге опьяненный юноша и пробует пройти в дом. Растолковал ему, что малыши дремлют, приходи днем, побеседуем, когда протрезвеешь. Но он продолжал ломиться, я пригрозил вызвать полицию и вытолкнул его за дверь».

На последующий денек отец Максим начал двигаться в полицию, но в возбуждении уголовного дела ему отказали на том основании, что нелегального проникания в дом не было.

23-летний Валентин Прунов, ломившийся ночкой к священнику, не помнил как событий собственного ночного визита (перед сиим пили с друзьями водку с пивом), так и того, что хватал батюшку за ворот халатика, толкал, пытаясь прорваться в дом, чтоб «поглядеть, как живут попки», но зато, протрезвев, он явился совместно со своей мамой Евгенией Боссерт, про которую на селе молвят, что «она никого не стесняется», добиваться от священника компенсации за причиненный вред.

Юрист отца Максима попробовала побеседовать с Евгенией Боссерт, но уяснить сущность ее требований Сафаровой так и не удалось: «Она произнесла, что ей необходимо столько средств, чтоб ее ими стошнило».

Получив отказ, Боссерт с отпрыском подали на отца Максима в полицию заявление, подкрепленное справкой доктора о сотрясении мозга и переломе челюсти. Когда к Валентину приехал и поговорил с ним его верующий брат, заявление он забрал, но под воздействием мамы подал его опять.

Матушка Мария Белоножкина подала встречное заявление о нарушении неприкосновенности жилья и о защите деток, но эта жалоба до сего времени не рассмотрена.

На первом заседании арбитр предложила сторонам примириться – отец Максим согласился, но Валентин Прунов отказался. Друзья молвят, что его припугнули в правоохранительных органов, что придется отвечать за «неверный донос». А священнику, со слов прихожан, в прокуратуре типо предложили схему: согласиться с обвинением, опосля чего же его «стремительно осудят, амнистируют и никому не произнесут».

Заступники священника ходатайствуют о переквалификации этого дела, настаивая на том, что это была самооборона. На данный момент иерей Максим Белоножкин на скамье подсудимых по обвинению по ч. 1 ст. 112 УК РФ в предумышленном причинении вреда здоровью средней тяжести, ему угрожает 3 года кутузки, селяне собирают подписи в его защиту и подписывают петицию «Помогите закрепить право защищать собственный дом!»

Защита своей семьи подлежит наказанию

Защитить всех

Когда общественность лишь начинала подымать вопросец о угрозы ювенальной юстиции, в хоть какой аудитории находился не один человек, который давал информацию, что «я за собственного малыша хоть какого порешу».

В действительности гражданин не может защитить ни себя, ни собственных близких до той минутки, пока ему и его близким не будет нанесен самый реальный вред – тяжкие увечья, насилие, и даже это не постоянно дозволит ему потом оправдать самооборону.

Положения статьи 37 УК РФ о нужной обороне, которую юристы именуют «неработающей», ставят ограничение для оправдания гражданина, защищающего собственный дом и семью – это «превышение пределов нужной обороны» (п. 2).

Содержание понятия «превышение» не раскрыто законодателем, и это дозволяет судам при вынесении решений разнообразить, сообразуясь лишь с личным воззрением и своим прозаическим опытом. В итоге появляются ситуации, когда правонарушители уходят от ответственности, а отцы и мамы семейств, вступившиеся за собственных близких, садятся на скамью подсудимых.

Так, трибунал Нагатинского суда Москвы выслал на четыре года (прокурор просил 10) за сетку мама 2-ух девченок, восьми лет и 4 месяцев, Татьяну Кулакову, которая, отбиваясь от убивавшего ее мужа-наркомана (на ее теле высчитали 14 новых кровоподтеков и ссадин и 6 старенькых гематом), случаем проткнула ему бедренную артерию, опосля чего же тот погиб от кровопотери.

Трибунал Русского района городка Сокола осудил Юрия Кирсанова на 6 лет за то, что тот, обороняясь от знакомого, приставившего к его голове у него же в доме пистолет с требованием дать долг, повалил того на пол и, пытаясь отнять пистолет, наступил ему на шейку ногой, отнял пистолет, откинул его из коридора в кухню, и когда снял ногу с шейки, нашел, что тот не дышит.

Гражданин Соколов с товарищем, ворачиваясь вечерком с работы, подверглись нападению 3-х грабителей, которые лупили их рейками, оторванными со скамеек; Соколов перехватил рейку и нанес нападавшему удар по голове, который оказался смертельным; за что он получил 6 лет колонии серьезного режима с выплатой вещественного и морального вреда семье потерпевшего.

Мореплаватель рейсов далекого плавания установил у себя для защиты от одолевавших воров пароходный ревун, который стал предпосылкой разрыва сердца у еще одного вора; в итоге владелец попал в кутузку на три года.

В квартиру на проезде Черепановых в Москве ворвался налетчик, открыл стрельбу и ранил троих проживавших жильцов, но получил отпор и от приобретенных травм скончался на месте; против пострадавших было возбуждено уголовное дело по статье 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов нужной обороны).

Этих примеров – огромное количество, грань меж убийством и причинением погибели вследствие самообороны весьма тонка, а суды изредка выносят оправдательные приговоры.

И даже постановление Пленума Верховного суда РФ № 19 «О применении судами законодательства о нужной обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего грех» от 27 сентября 2012 года никак не меняет ситуацию.

Ни умеренный труженик Виктор Ганчар, ни сельский священник Максим Белоножкин не заслуживают за свое самое естественное намерение защитить семью разрушения данной для нас самой семьи.

Да и все мы на данный момент – в зоне риска, и два процесса, которые решают судьбу 2-ух отцов, защищавших у себя дома собственных деток, касаются всех нас.

Совсем разумеется, что законодательство несовершенно, в конечном итоге грех поощряется, защита семьи подлежит наказанию.


Это нужно поменять. Законы должны быть справедливы и нравственны.

Людмила Рябиченко, председатель Межрегионального публичного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

Источник

Поделиться :

Добавить комментарий

Adblock
detector