Новости

Полицейский Данил Максудов спас людей во время снежной бури под Оренбургом, отдав свою одежду

7Views

Я старший сержант ППС, а не спасатель. В ту ночь я мог и не участвовать в эвакуации, у меня иная задачка была. Но я лицезрел, что людей не хватает, а на кону – людские жизни. Уверен, что принял единственное правильное решение. Почему я одежду дал? Ну как можно было не дать, когда девчонка стоит на морозе влажная и рыдает? Я просто не мог этого не сделать.

Полицейский Данил Максудов спас людей во время снежной бури под Оренбургом, отдав свою одежду

Когда ночкой 3-го января мы двигались к месту авто затора, я и не подразумевал узреть таковой масштаб бедствия. Участок трассы Оренбург-Орск внесло снегом, но тогда я задумывался, что там пара машин застряла, и мы едем их вытаскивать. В кабине Камаза «Вахта» посиживали сотрудники МЧС, а в пассажирской будке – лишь я один. Моей задачей было: сопровождение, поддержание связи с отделом правоохранительных органов и недопущение паники. Я вышел поглядеть, почему мы повсевременно останавливаемся, и узрел, что один МЧСник идет впереди машинки, нащупывает дорогу, дает команду собственному сотруднике в кабине, и уже тот гласит водителю, куда двигаться. Метель, мороз градусов 25, видимость практически нулевая!

О спасательной операции

Добрались до места, где снегоуборочная техника не могла продвинуться вперед из-за застрявших машин. Остальных методов двигаться далее не было – лишь идти пешком. В ту строну еще нормально было идти, поэтому что ветер дул в спину, а когда шли назад с первой группой людей, нереально было даже голову поднять – лицо сходу льдом залепляло. Мы собрали людей из ближайших каров, выстроились в цепочку и шли вереницей. Впереди шел МЧСник, поэтому что на нем какая-то маска была, и он мог вперед глядеть.

Когда залезли в вахтовку, нам стали гласить, что там, далее, еще есть люди, что у их завершается бензин, и они леденеют. Мы пошли снова. Помню, тяжело было перелезать через переметы (это как дюны, лишь из снега), я на один таковой залез и скатился назад – оказалось, что под ним машинка была, и я на лобовом стекле поскользнулся. Глаза открыть можно было лишь на долю секунды – машинки находили фактически наощупь. Но нам удалось собрать еще одну группу.

О заботе

В вахтовке тоже было холодно, но хоть ветра не было. У одной девицы истерика началась: просто стоит прямо, как боец, трясется и ревет. Я узрел, что на ней шуба насквозь влажная, а на голове лишь платок. Не могу это разъяснить, сам в первый раз с таковым столкнулся: вроде, мороз, а шуба влажная! Помню лишь, что у меня с лица тоже вода стекала. Еще понимаю, что даму эту мы забирали не из ее машинки – в такси, где она двигалась, завершился бензин, и они с водителем, чтоб не замерзнуть, пересели к иным людям. Там почти все так делали.

В общем, я снял с девицы эту влажную шубу и надел на нее свои бушлат и шапку. Опосля этого я прошел по всем людям, задал вопрос, как они себя ощущают, нет ли у кого суровых заморочек. Там был юноша, у которого руки закоченели – он дышал на их, но пальцы не гнулись. Я дал ему свои перчатки.

О смелости

Когда я выходил наружу, женщина пробовала возвратить мне одежду, но я взял лишь шапку. Так что в 3-ий раз я начал двигаться в легкой форменной куртке и без перчаток. Я занимаюсь тяжеленной атлетикой, здоровье у меня крепкое, за себя я не переживал.

Полицейский Данил Максудов спас людей во время снежной бури под Оренбургом, отдав свою одежду

Мы ушли чрезвычайно далековато, в самый конец колонны. Стучались во все машинки, и на оборотном пути собрали людей в цепочку. Все держались друг за друга, чтоб цепь не разрывалась, поэтому что не видно ничего: на три шага отстал – считай потерялся. Все это время я руки в куртке держал, чтоб не обморозить. Кричу человеку, который впереди меня: «Давай локтями сцепимся!» А он из-за вьюги не слышит, тянет мне руку тоже без перчатки… Я кричу ему! локоть показываю! а он не соображает. Пришлось левую руку вынуть, и мы сцепились нагими руками.

О катастрофы

Шли медлительно, вереницей, дорогу лицезреет лишь ведущий. В которой-то момент я понимаю, что не считая парня, за которого я держусь, больше никого нет. Я его спрашиваю: «Где другие?» А он орет: «Не понимаю! Они оторвались!» Там из-за этих переметов нереально было цепь не разрывать, в неких местах можно было перебраться лишь по одному.

Я начал двигаться вперед, держа этого парня за руку. Мы ничего не лицезрели, лицо было покрыто коркой льда. Когда на пути закончили встречаться машинки, сделалось ясно, что мы идем не в ту сторону, и это уже не дорога, а поле. Здесь я сообразил, что мы попали непосредственно! Мне тяжело судить о времени, тогда все это так тяжело было… Но мне кажется, что минут 40 мы так бродили. Руки не расцепляли. Я кисть уже не ощущал. Казалось, если нашими руками стукнуть по чему-то жёсткому, то они расколются!

Парню в некий момент совершенно плохо сделалось – он то и дело падал, и сам я спотыкался. Помню, орал ему все время: «Давай, вставай! Идти нужно, по другому нам конец!» Смысл таковой, но, думаю, все усвоют, что слова в той ситуации были остальные.

О не поддающемся объяснению явлении

В которой-то момент я узрел свет. Это буквально не фары, поэтому что свет был таковой большенный… Ну и не мог там никто ездить в тот момент. Я парню кричу: «Ты свет видишь?!» А он: «Нет, не вижу ничего!» Я повел его в ту сторону, а свет не приближается и не удаляется. Мы длительно так шли, а свет – ни поближе, ни далее. Я пару раз спрашивал: «Ты видишь свет?» Но он ничего не лицезрел. Нам тогда, чтоб хоть как-то глядеть, приходилось лед с глаз отковыривать, это не очень помогало, так что через эти льдинки я свет-то и узрел. Не понимаю, что это был за эффект таковой, но в конечном итоге мы назад на дорогу вышли. Я голову чуток на лево повернул и узрел через пелену чуть приметное мерцание аварийных огней.

О пристанище

Мы постучались в эту машинку, нам открыли. Там была семья: супруг с супругой и двое деток, 2-ух и 7 лет. У их ещё оставался бензин, и работала печка. Мы когда вовнутрь сели, юноша, с которым я прогуливался, гласит: «Смотри, я кроссовок растерял!» У него обе руки были обморожены и нога. У меня рука когда оттаяла, её так ломить начало! Поначалу побагровела, позже чернеть стала, позже покрылась большущими пузырями. Я связался с отделом, сказал, что нам нужна помощь. Шофер тоже повсевременно звонил в различные службы – нам гласили, что нужно ожидать. Было около 4-х утра, мы не смогли до конца закрыть заднюю дверь, но щель, которая осталась, чрезвычайно стремительно забилась снегом, и дуть закончило. Мы сберегали бензин и прогревали салон понемногу, один раз в час. Шофер временами отмечал на боковом стекле возрастающий уровень снега. Кое-где к 10-ти часам машинка заглохла. Погода не изменялась.

О ожидании

Около часа денька сказали, что за нами выдвинулась танкетка, другими словами гусеничная техника. Дали телефон водителя, чтоб мы его направили. Мы когда движок услышали, обрадовались, говорим ему: «Ты рядом! Мы тебя слышим!» А он гласит, что собирает остальных людей и скоро до нас доедет. Наш шофер и его супруга стали деток укутывать, чтобы снег в лицо не попадал, когда выйдем. Ждём… Танкетку уже практически не слышно. Звоним, а шофер гласит: «Места больше нет, мы возвращаемся в Медногорск»…

Мы решили не паниковать: столько ожидали – еще подождем. Через час позвонили снова: шофер произнес, что танкетка сломалась, и он за нами не приедет. Другими словами мы так и не узрели, что же это все-таки за танкетка была таковая. В тот момент все ощутили, что крайняя наша надежда растаяла.

О спасении

В районе 3-х часов за нами выдвинулась вахтовка с моими сотрудниками, сотрудниками правоохранительных органов, и впереди шла снегоуборочная техника. Они доехали до начала колонны, далее пошли пешком с лопатами.

Метель не стихала, машинку нашу практически по самую крышу внесло – они несколько выходов за нами делали и не могли нас отыскать, невзирая на то, что мы держали связь. В салоне на задней полке лежали цветочки в ярко-красной упаковке. Хозяева додумались сиим пользоваться – они высунули эту упаковку в окно так высоко, как смогли, и это посодействовало, нас узрели. Сотрудники правоохранительных органов откопали переднюю пассажирскую дверь, мы все через неё вылезли. Парня того ребятам вытаскивать пришлось, поэтому что он совершенно нехороший был, его несли до самой вахтовки. Там нас укутали в одеяла, дали жаркого чая.

Полицейский Данил Максудов спас людей во время снежной бури под Оренбургом, отдав свою одежду

О последствиях

Умопомрачительно: столько времени на морозе без теплой одежки, весь влажный – и не захворал! Ни кашля, ни насморка – ничего. Я и про руку-то задумывался, что мне в поликлинике ее мазью помажут, и я домой пойду. Но в конечном итоге я недельку пролежал в поликлинике Медногорска, и позже еще недельку в Оренбурге. Поначалу гласили, что я могу утратить на 2-ух пальцах ногтевые фаланги, но у меня настроение все равно было не плохое – я там, в снегу, уже пару раз смирился со гибелью, а здесь – фаланги. Но докторам не удалось пальцы спасти. На левой руке мизинец и безымянный отняли практически под корень.

Саша Сидоренков – тот юноша, с которым мы заплутались, пострадал намного больше. Лишился 4 пальцев на одной руке и 1-го пальца на иной. Кроссовок он, видно, незадолго до машинки растерял, поэтому что нога осталась цела, лишь часть кожи удалили. В поликлинике мы сдружились, ему на данный момент тоже нужна поддержка. Он не достаточно что помнит, гласит: «Помню отрывками, что по полю прогуливались, как до машинки добрались – не помню». Нам подфартило. Слышал, что 1-го мужчину позже отыскали мёртвым в стороне от дороги. Выходит, он в таковой же ситуации оказался, как и мы… Тяжело это вспоминать.

О самопожертвовании

Я старший сержант ППС, а не спасатель. В ту ночь я мог и не участвовать в эвакуации, у меня иная задачка была. Но я лицезрел, что людей не хватает, а на кону – людские жизни. Уверен, что принял единственное правильное решение. Почему я одежду дал? Ну как можно было не дать, когда девчонка стоит на морозе влажная и рыдает? Я просто не мог этого не сделать.

О поддержке

Признателен всем людям за теплые слова и сопереживание. Мне пишут со всей страны – благодарят и подбадривают. Не ждал такового внимания к для себя. Девчонка, которой я дал бушлат, пару раз приходила ко мне в поликлинику – и в Медногорске, и в Оренбурге. Куртку она внесла в отдел, там и спросила, как меня отыскать. Естественно, утрата пальцев для меня катастрофа, но, благодаря таковой мощной моральной поддержке, я не падаю духом и собираюсь возвратиться к работе. Начальство заверило, что службу я смогу продолжать.»

Источник

Поделиться :

Добавить комментарий

Adblock
detector