Новости

Безреформенное погружение в трясину

10Views

Безреформенное погружение в трясину

У правительства нет ни стратегии преодоления кризиса, ни представления о месте Рф в будущем мире

По словам министра экономического развития Алексея Улюкаева, падение русского ВВП в 2015 году составило 3,7–3,8%. В последующем году, согласно прогнозу агентства Bloomberg, Наша родина войдет в тройку государств с наихудшей динамикой ВВП – падение составит 0,5%, но имеются и существенно наиболее сумрачные прогнозы. Сравним эти грустные результаты с теми радужными перспективами, которые отрисовывал Владимир Путин в ходе собственной президентской кампании в начале 2012 года: задачка, поставленная им перед правительством, заключалась в выходе на темпы роста ВВП не наименее 5% в год, а лучше – 7%.

Кризис, в котором «никто не повинет»

Таковой возмутительный разрыв меж предвыборными обещаниями и настоящим положением дел просит осмысления. Тяжело представить, чтоб Владимир Путин давал свои обещания исходя из того, что именуется wishful thinking: разумеется, в базе его прогнозов лежала длительная просчитанная стратегия. Разумеется также, что эта стратегия не реализовалась. И сейчас очень принципиально осознать, почему так вышло.

Но в крайних выступлениях ведущих деятелей правительства мы не найдем ответа на этот вопросец. Так, выступая на Гайдаровском форуме, 1-ый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что «правительство не совершило ни одной большой ошибки». Если встать на эту точку зрения, то выходит, что тяжелейший кризис русской экономики обоснован некоторыми причинами, от русского управления никак не зависящими.

Каковы же могут быть эти предпосылки? В 2009 году предпосылкой резкого спада русской экономики стал мировой кризис, который, начавшись с краха системы ипотечного кредитования в США, перекинулся на остальные отрасли американской экономики, а потом и на продвинутые страны Европы и на развивающиеся рынки, в числе которых оказалась и Наша родина. Но сейчас эта причина отпадает: в США и странах Западной Европы кризиса пока нет, хотя некие специалисты, включая Джорджа Сороса, не исключают, что он скоро разразится. Пока же экономика США развивается полностью удачно, а до этого неблагополучные страны Европы, такие как Испания, также показывают полностью приемлемый рост.

Иной предпосылкой могло стать резкое падение глобальных цен на нефть. На эту причину указал в недавнешнем интервью вице-премьер правительства Аркадий Дворкович. По его словам, «резкое падение цен на все главные сырьевые продукты, до этого всего на нефть, от которой мы очень зависим и пока от данной для нас зависимости далековато не на сто процентов избавились, это суровый вызов для нашей экономики». В предстоящем он вновь давал информацию о необходимости «продолжить понижение зависимости нашей экономики от нефти».

Из этих утверждений можно прийти к выводу, что русская экономика поочередно избавляется от нефтяной зависимости, но еще на сто процентов не избавилась. По сути в протяжении крайних 16 лет толика поступлений от экспорта нефти и газа в доходной части русского бюджета фактически безпрерывно росла, невзирая на повторяющиеся призывы с больших трибун к диверсификации русской экономики. Выходит, что ошибки правительства все-же имели пространство, коль скоро оно не смогло воплотить эти призывы в жизнь.

В конце концов, очередной предпосылкой кризиса именуются санкции, введенные Западом против Рф, и ответные санкции, введенные Россией, так и охото сказать, «против самой себя». Конкретно этот фактор и представляется более значимым.

Обнуление достигнутого

Для того чтоб убедиться в этом, довольно посмотреть на предвыборную стратегию Владимира Путина, представленную им в его предвыборных статьях и выступлениях в начале 2012 года. Эта была либеральная финансовая стратегия, направленная на улучшение вкладывательного атмосферного климата в Рф с целью вербования зарубежного капитала для воплощения масштабной модернизации русской экономики. Для этого предполагалось существенно понизить бюрократические барьеры, уменьшить административное давление на бизнес и воплотить большие проекты, направленные на развитие транспортной, энергетической, информационной и социальной инфраструктуры. Но сиим поставленные задачки не ограничивались. Русское управление стремилось к созданию новейшего стиля Рф в мире – страны открытой, доброжелательной, современной и, как это может быть с учетом русской истории и русских традиций, либеральной и демократической. Кульминацией этих усилий сделалось проведение зимней Олимпиады в Сочи в начале 2014 года. Думается, совершенно не случаем Владимир Путин приложил такие незаурядные усилия для того, чтоб достигнуть для Рф права проведения данной для нас Олимпиады, и лично курировал процесс возведения олимпийских объектов. То, что Наша родина, пусть еще не либеральная демократия в полном смысле этого слова, намеревается двигаться конкретно в этом направлении – по всей видимости, должны были показать и проведенные в начале 2012 года политические реформы, и позже – освобождение Миши Ходорковского.

Но, начиная с событий в Крыму, вышло «обнуление» всего того положительного, что было достигнуто в отношениях с Западом, начиная со времен горбачевской перестройки. Можно, естественно, встать на ту точку зрения, что во всем повинет конкретно Запад, а Наша родина, как говорят с больших трибун, действовала в полном согласовании с нормами интернационального права. Неудача, но, в том, что в интернациональной политике принципиальна не абстрактная правота, а умение уверить в своей правоте остальных. Полностью может быть, генерал Леопольдо Гальтиери был абстрактно прав в собственном стремлении возвратить Аргентине Мальвинские острова, равно как и фельдмаршал Саддам Хусейн в собственной решимости вернуть Кувейт в состав Ирака – много ли эта «правота» посодействовала означенным правителям? Поистине прав Василий Ключевский: история никого ничему не учит – она лишь наказывает за невыученные уроки.

Бизнес в критериях неопределенности

Естественно, экономические санкции против Рф и ее контрсанкции против Запада нанесли наисильнейший удар по русской экономике, по существу, лишив ее наружных источников финансирования и доступа ко почти всем передовым технологиям. Но еще ужаснее другое: в отношениях Рф с наружным миром создалась атмосфера непредсказуемости. Никто из бизнесменов в Рф не быть может уверенным, что его не поймет, к примеру, та же трагедия, которая обвалилась на значительную часть туристского бизнеса опосля узнаваемых событий в Египте и на границе Сирии и Турции. Никто не понимает, какие еще русские компании могут оказаться в санкционных перечнях в США в случае предстоящего отягощения российско-американских отношений. Никто не способен предсказать, какие ответные меры может сделать русское управление в ответ на недружественные деяния наших бывших партнеров, а сейчас – врагов. В таковых критериях планировать и производить какие-либо длительные инвестиции в Рф, по наименьшей мере, максимально рискованно. А бизнес, как понятно, не любит неоправданных рисков.

Забег по бездорожью

Кроме стабильности и предсказуемости, бизнес нуждается в развитой инфраструктуре, до этого всего транспортной. Во всем мире сейчас наблюдается существенное недофинансирование инфраструктуры, и на эту делему уделяют свое внимание как ведущие экономисты мира, так и мировые фавориты, начиная с президента США Барака Обамы.

В прошлые 16 лет Наша родина имела неповторимую возможность навести значительную часть сверхдоходов от экспорта нефти и газа на создание и реконструкцию транспортной инфраструктуры. Лишь таковым образом можно было провоцировать приток инвестиций в регионы, понизить издержки и резко повысить конкурентоспособность русских компаний.

Безреформенное погружение в трясину

Кто окажется на технологических задворках, безизбежно станет легкой добычей разных фундаменталистских, обскурантистских и разрушительных идеологий. Фото Reuters

Но случилось ровно оборотное. В период с 2000 по 2009 год толика финансирования дорожного хозяйства от ВВП сократилась с 2,9 до 0,9%. В 2001 году было введено 4337 км авто дорог, в 2002-м – 3706 км, в 2003 году – 2792 км, в 2004-м – 2220 км, в 2005-м – 2000 км, в 2006-м – 2000 км, в 2007 году – 2500 км. В предстоящем этот показатель стабилизировался на уровне приблизительно 2000 км введенных дорог в год.

Посреди главных причин, нанесших наисильнейший удар по дорожной отрасли, сделалось упразднение в 2001 году по настоянию Минфина дорожных фондов, также принятие закона о госзакупках (94-ФЗ), согласно которому единственным методом размещения госзаказов стали электрические аукционы. В текущее время этот закон отменен, а дорожные фонды восстановлены, но для компенсации вреда, нанесенного дорожной отрасли, потребуются почти все годы. Меж тем в связи с кризисом предполагается уменьшить расходы на стройку и ремонт дорог. Притом что конкретно недостаток транспортной инфраструктуры является фактором, препятствующим преодолению кризиса.

Поразительно, но за крайние 16 лет в Рф не выстроили ни одной современной скоростной стальной дороги, тогда как, к примеру, в Китае общая протяженность таковых дорог достигнула 18 тыс. км, при этом на значимой части этих путей поезда добиваются скорости 350 км/ч. Высокоскоростные магистрали – это лицо страны, приятное подтверждение ее технологических способностей и заботы страны о собственных гражданах.

Наша родина совершенно не сделала фактически ничего за крайние 16 лет, что дозволяло бы ей войти в число глобальных фаворитов в какой-нибудь сфере, кроме разве что спорта.

Госчиновники против визионеров

Полностью вольный от вмешательства страны рынок существует лишь в фантастическом, труднодоступном для остального мира горном ущелье, описанном в романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». В реально работающей удачной экономике муниципальный сектор и свойство муниципального управления экономикой играют гигантскую роль. Но в Рф ситуация в этом плане обстоит очевидно неладно. Если мы возьмем 100 самых дорогих компаний мира, то мы почему-либо не найдем там русских муниципальных гигантов – «Газпрома» и «Роснефти». Скажем, компания «Роснефть», которая в 2013 году заполучила компанию TNK-BP за сумму в 55 миллиардов долл., сейчас сама оценивается приблизительно в 34 миллиардов долл. А, к примеру, капитализация французской нефтегазовой компании Total оценивается в 117 миллиардов долл. При всем этом, как говорилось в СМИ, заработная плата и вознаграждения у топ-менеджеров Total существенно скромнее, чем у их коллег из «Роснефти». Подобная ситуация наблюдается и при сопоставлении остальных русских муниципальных компаний с их забугорными, по преимуществу личными, аналогами. Издержки у забугорных компаний существенно ниже, а свойство менеджмента выше.

Еще ужаснее ситуация в муниципальных корпорациях, призванных стать локомотивами научно-технического прогресса. Эти компании не идут ни в какое сопоставление с ведущими глобальными высокотехнологическими гигантами, таковыми как Apple, Microsoft и Google, занимающими 1-ые три строки в мировом рейтинге самых дорогих компаний. Причина, как представляется, явна. Apple, Microsoft и Google создавались личными лицами – людьми только нестандартными, профессиональными, креативными, колоритными, независящими, энергичными, стремившимися не только лишь к денежному успеху, да и к тому, чтоб принести пользу людям, сделать мир лучше. Их можно именовать инноваторами-визионерами, устремленными к «красивому новенькому миру». Руководители русских госкорпораций – это бюрократы, другими словами люди с совсем остальным набором личных свойств, на которых тут нет смысла останавливаться. Отсюда и поразительная разница в результатах. В одном этом бюрократам, вообщем, отказать недозволено – в умении докладывать президенту о поражающих воображение русских нововведениях вроде управления роботами силой мысли, которые в недалеком будущем выведут Россию в мировые технологические фавориты. Но в протяжении всех крайних лет толика Рф на мировом рынке сверхтехнологичной продукции составляла приблизительно 0,3%.

Структурные реформы: а что же все-таки это такое?

Сейчас в правительственных и экспертных кругах наметились три стратегии преодоления кризиса. 1-ая из их – практически проводимая правительством в жизнь – заключается в том, чтоб реагировать на текущие вызовы, ждя, говоря их страшным языком, «отскока» цен на нефть. Откуда эти цены должны «отскочить», почему это обязано произойти и когда конкретно это случится, остается потаенной за семью замками.

При всем этом реагирование на текущие вызовы также порождает много вопросцев. К примеру, в США в период кризиса 2008–2009 годов авто индустрия оказалась на грани краха. Правительство оказало энергичную поддержку отрасли, и сейчас она вновь процветает. Вот определенный итог господдержки! В Рф правительство тоже решило поддержать автопром, выделив на эти цели в 2015 году 40 миллиардов руб. Но спад в отрасли составил 30%. При всем этом вице-премьер Аркадий Дворкович утверждает, что спад мог бы составить и 50%, а означает, господдержка была действенной. При таком подходе действенными можно объявить любые меры, независимо от приобретенных результатов, ведь никто не помешает утверждать, что могло быть еще ужаснее.

Иная, «дирижистская», стратегия заключается в резком усилении муниципального присутствия в экономике, обеспечении дешевеньких кредитов компаниям за счет массированной эмиссии, с тем чтоб выйти, как говорят приверженцы данной стратегии, на устойчивый каждогодний рост ВВП темпами приблизительно 10% в год. При всем этом они часто, по какому-то недоразумению, ссылаются на политику «количественного смягчения», проводимую Федеральной запасной системой США и Европейским центральным банком, которая заключается в скупке разных активов за счет эмиссии. Почему-либо не учитывается, что политика «количественного смягчения» проводится при фактически нулевой инфляции, когда умеренный рост инфляции в итоге данной для нас политики представляется ее создателям не только лишь допустимым, но даже желательным. В Рф схожая практика одномоментно приведет к тому, что эмитированные рубли устремятся не в индустрия и сельское хозяйство, а на денежный рынок, и инфляция перейдет в гиперинфляцию со всеми ее трагическими последствиями для экономики в целом.

В конце концов, приверженцы третьей, назовем ее либеральной, стратегии не устают повторять, что стране нужны «структурные реформы». В том числе, добавляют особо смелые создатели, и политические. Неудача только в том, что никто не определил, что же это все-таки за реформы. Единственное, о чем молвят непосредственно, это о повышении пенсионного возраста. Наверняка, с течением времени на эту меру придется пойти, но ситуацию в экономике сама по для себя она конструктивно не изменит. Не считая того, эта мера в очередной раз подтвердит сложившееся воспоминание, что «реформы» в выполнении российских либералов – это постоянно ухудшение жизни населения.

Царствуй либо дикари?

За этими спорами совсем «потерялся» вопросец о том, какой мы желаем созидать страну в стратегической перспективе, какое пространство в мировом разделении труда мы возлагаем надежды занять. Русское управление совершенно не пробует предложить гражданам вдохновляющие перспективы, дерзкие планы, увлечь их на величавые свершения. В то время, как, к примеру, президент США Барак Обама в крайнем послании «О положении в стране» поставил перед Америкой задачку одолеть рак, а NASA объявило о готовности выслать человека на Марс в середине 2030-х годов.

Мир стоит на пороге четвертой технологической революции. По словам 1-го из теоретиков этого процесса, основоположника и исполнительного директора Мирового экономического форума Клауса Шваба, она заключается в «возникновении новейших технологий и подходов, которые соединяют физический, цифровой и био миры, результатом что станет коренная трансформация населения земли». Производственные процессы будут осуществляться и совершенствоваться фактически без роли человека. При всем этом боты новейшего поколения, владеющие искусственным умом, окажутся способными поменять человека в подавляющем большинстве профессий. С одной стороны, жизнь тех людей, которые впишутся в эту революцию, станет неописуемо увлекательнее, насыщеннее и, что важно, существенно длиннее. А те, кто окажется на задворках этого процесса, безизбежно станут легкой добычей разных фундаменталистских, обскурантистских и разрушительных идеологий, схожих тем, что сейчас сотрясают Ближний Восток и Северную Африку, либо тем, что отдельные жаркие головы желают предложить Рф.

4-ая технологическая революция на несколько порядков углубит имеющееся неравенство как меж людьми снутри раздельно взятых сообществ, так и меж технологически передовыми и отсталыми странами. Тогда и вожди «петрократий», которые сейчас чувствуют себя царями и богами сразу, властителями собственных государств и вершителями судеб мира, могут через некое время стать в качестве неудачников, на которых будут глядеть приблизительно так же, как сейчас глядят на диктаторов отсталых африканских стран.

Что касается нынешнего денька, то самым небезопасным для управления Рф могло бы стать рвение подменить поиск действенных решений в экономике некоторыми новенькими эффектными акциями во наружной политике. Как указывает история, рвение той либо другой страны занять позиции в мире, не надлежащие ее экономической мощи, чревато масштабными катастрофами как для самой данной для нас страны, так и для мира вокруг нас.

Поделиться :

Добавить комментарий

Adblock
detector